Знаки вечного

В художнике, вероятно, особенно ценно умение сделать игру линий и красок значительными, наполнить волнующим содержанием. Как правило, оно более чем описательно. Предлагая к рассмотрению картины движущейся материи, автор вовлекает в саморазвивающееся пространство, показывает результат незаметного пути от подражательной мимики природе – от фактуры и рельефа − к арабеске изобразительного знака. Дерзко поставлена под сомнение аксиома невозможности показать то, что поддаётся лишь описанию. Аромат цветка передан движением, протяжённостью, наклоном − художник выражает «ароматное» действием линий. За знаками, схемами, законами мира и жизни кроются сами мир и жизнь. Если слово может изображать предмет, который вовсе не существует, то почему пластически не запечатлеть воображаемое?
Художник присматривается к изобразительным намёкам вещей. Фронтальность – это признак предмета, закон постоянства материи, неизменяемость вещи. Почему бы не взглянуть на неё как на дверь и открыть, распахнув её навстречу новому восприятию? Значение – та самая точка встречи знака и обозначаемого, где они ничем не отличаются друг от друга. Но чем считать точку – концом описания или началом изображения – линией в потенциале? Можно долго размышлять на тему вербальное или визуальное начало вызвало к жизни нашу цивилизацию, и какое из них будет доминировать? Неразрывна связь Слова и Образа: слова нечто обозначают, следовательно, являются знаками, в том числе художнику, ищущему их зрительный эквивалент.