Из жизни деревьев

В светописной игре изображения, модифицированного компьютерными программами в преломлении того или иного направления многожанрового виртуального искусства, не исчезает, а получает новые облики ёмкая самость дерева. Высший природный символ динамического роста, сезонного увядания и возрождения в невероятных трансформациях трёхмерного узора кроны, ветвей, ствола или корня, инспирированных художником, не теряет основных признаков в многочисленных проекциях. Священное, мистическое, сказочное и лирическое настроение, навеваемое образом дерева, в зрительном ряду выявлено праздником цветения, благодатью дождя, ночной мистерией… В каллиграфической вязи завораживает графическое и живописное брожение естества в сосуде фантазии.
«И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» (Быт. 2, 9). Неведомо, всякое ли дерево получит высшее развитие, отсюда внимание к символическим признакам – единства, возрастания, увядания и одиночества.
Неисчислимы образы эмоционального состояния человека: порыв объять многоликое пространство жизни, гордая или покорная готовность отдаться веяниям её бурь, - все они в искусстве часто ассоциируются с каким-нибудь деревом, садом, лесом, что блестяще выражали выдающиеся поэты. Художник числом новых знаков, введённых в пластический язык этой серии, ведёт зрителя от привычного восприятия дерева к изысканно - отвлеченным декоративным формам.