Времена года

Календари построены на периодичности видимых движений Солнца или Луны. В основе – видимость, и потому крылатая фраза «Всё врут календари» из пьесы Грибоедова понимается усмешкой над численником, нашим бдительным администратором, не ведающем плавных световых и температурных смещений. А на планетарной сцене «Времена года» в каждом из четырёх актов Природа выводит новые обличья столь неуловимо, что межсезонье впору сравнить с эффектом сфумато, смазанной до неопределённости гранью света и тени в портретах Леонардо.
В новой постановке выразительные средства направлены на создание эффекта запечатлённой подлинной видимости движения времени. Передача колористической и линейной преемственности сезонов возложена на хроно- или мультиэкспозицию. Этот художественный приём многократного экспонирования на один и тот же кадр обоснован анархистским лозунгом «Будьте реалистами – требуйте невозможного!»? Нет, автор добивается зрительного анахронизма: задерживает позднее состояние зимы в раннем летнем, и раннее осеннее «кинематографическим затемнением» вплавляет в позднее летнее. Такое восприятие необходимо художнику, чтобы выхваченный и многократно зафиксированный фрагмент весны, осени, лета или зимы – в помутнении зеркала реки, в беспокойстве ветвей, в колыхании воздушной полумглы - показывал бы длительность и паузу в настроения Природы и Человека.